Статьи

Несостоявшийся муж

Вдали от цивилизованного мира протекает жизнь индейцев яномами. Они живут среди непроходимой тропической сельвы Южной Америки, простирающейся по обе стороны экватора. Земли яномами находятся на юге Венесуэлы и севере Бразилии, в основном в области, ограниченной горным хребтом Парима и реками Риу-Негру (на заладе), Риу-Бранку (на востоке), Урарикуэра (на севере). Это район густых тропических джунглей, гор и бесчисленных рек и ручьев. Мне посчастливилось не только обнаружить племя, не имевшее до моего визита никаких контактов с иноземцами, но и стать воином этого племени, прожив с ними часть жизни.

Быть воином в первобытнообщинном племени и не иметь жен, по мнению индейцев яномами, глупо. Количество жен является главным показателем состояния мужчины и его возможностей. Жену можно отбить в соседнем племени, можно вырастить, принося еду родителям девочки, которую ты намерен в будущем взять в жены. Женой, наконец. может стать супруга погибшего родственника и даже родная сестра. Но в последнем случае ты навсегда получишь унизительное прозвище «явере» и значительно подорвешь свой авторитет среди соплеменников. 

Мое положение «холостяка» в племени яномами беспокоило не только разновозрастных представительниц прекрасного пола, но и мужчин, вызывая у них самые разные чувства: искреннее сочувствие, подозрение и даже опасение за своих жен, откровенно кокетничаюших со мной. Женщины беспардонно садились ко мне в гамак, трогали и поглаживали меня, так приближая при этом свое лицо, что я всякий раз боялся, что однажды одна из них случайно вьколет мне глаз своим украшением, торчащим из носа.  

Надо сказать, что обрял бракосочетания здесь напрочь лишен сложных формальностей и ритуалов. Женщина попросту привязывает рядом с гамаком понравившегося ей мужчины свой гамак, и если он не возражает, то отныне они муж и жена. Как-то я взял на руки четырехлетнюю симпатичную девочку по имени Афи. Малышка крепко обняла меня, и я некоторое время с удовольствием так ее носил. С тех пор, когда я находился внутри шабоно (шабоно — коллективное хилище латиноамериканских индейшев), она непременно была рядом и потому чаще других получала от меня маленькие знаки внимания.

Однажды ко мне подошли несколько мужчин. Один из них оказался старшим братом Афи. Он положил ее мне в гамак и жестами, исключаюшими любое неверное толкование, показал, что я могу с ней делать. Девочка предлагалась мне в будущие жены, причем исключительно вследствие моей демонстрации неравнодушного к ней отношения. Поэтому, отвергая ее в качестве жены, я должен был выдвинуть серьезные аргументы. Пришлось долго объяснять, что я имею более достаточное количество жен в своем далеком шабоно, куда я намерен вскоре возвратиться.

А знаки внимания к Афи — лишь демонстрация дружеских чувств к ее брату и отцу. Это объяснение устроило не только ее благородных и заботливых родственников (которые стали называть меня с той минуты «шори», что означает брат), но также всех остальных соплеменников. Всех, кроме самой Афи. До самого отъезда я все время встречал ее более чем выразительные взгляды.